ДАННОЕ СООБЩЕНИЕ (МАТЕРИАЛ) СОЗДАНО И (ИЛИ) РАСПРОСТРАНЕНО ИНОСТРАННЫМ СРЕДСТВОМ МАССОВОЙ ИНФОРМАЦИИ, ВЫПОЛНЯЮЩИМ ФУНКЦИИ ИНОСТРАННОГО АГЕНТА, И (ИЛИ) РОССИЙСКИМ ЮРИДИЧЕСКИМ ЛИЦОМ, ВЫПОЛНЯЮЩИМ ФУНКЦИИ ИНОСТРАННОГО АГЕНТА.

Спасите «Медузу»!
https://support.meduza.io

16-летний Владислав Буряк — сын главы Запорожской районной военной администрации Олега Буряка — в начале апреля попал в российский плен. Его задержали, когда он пытался выехать из оккупированного Мелитополя. 7 июля, спустя три месяца, военные его отпустили. Журналисты украинского издания «Грати» поговорили с ним о том, как он пережил 90 дней плена.

В Мелитополь российские войска вошли в первые дни войны. Родственники Владислава Буряка вскоре после этого покинули город, но сам он решил остаться со своим дедом, у которого была диагностирована четвертая стадия рака. Дед умер 8 апреля, тогда же Владислав согласился уехать из Мелитополя.

На последнем российском блокпосту в городе Васильевка на Буряка обратили внимание военные. Один из них проверил его телефон и нашел подписки на украинские телеграм-каналы. «Сказал мне выйти из машины, показал мне эти группы, спросил, что это такое. Затем он наставил на меня автомат и сказал: „Может, мне тебя сейчас расстрелять или разбить телефон?“» — рассказал Владислав.

После короткого допроса его посадили в военный грузовик и отвезли в здание отделения полиции Васильевки, где посадили в одиночную камеру размером два на три метра с металлической кроватью и сломанным туалетом. На третий день к нему в камеру привели одного из местных жителей. Буряк рассказал, что мужчину долго пытали, а позже он пытался покончить с собой.

Два часа его пытали. Он рассказал все в подробностях, как его пытали током. Снимали штаны, электрошокером били по половым органам. Впоследствии этот человек вскрыл себе вены крышкой от консервной банки в камере при мне.

Мужчине успели оказать медицинскую помощь, но о его дальнейшей судьбе Владислав ничего не знает. После этого в камеру к Буряку больше никого не сажали. Через некоторое время он попросил охранников дать ему какую-нибудь работу, и они разрешили ему помогать на кухне и убирать помещения. Раз в несколько дней его отправляли убирать камеру, где пытали задержанных.

«Там очень много было крови: тампоны с кровью, вата с кровью. Мусор выносил, полы оттирал от пятен крови», — рассказал Буряк.

Российские военные отпустили Владислава после переговоров с его отцом — они связались с ним сразу после задержания. На каких именно условиях освободили пленного, не уточняется. Военные довезли Владислава до блокпоста, где он сел в автобус, который ехал с оккупированной территории в Запорожье.

Владислав Буряк с отцом Олегом Буряком после освобождения из плена

После освобождения Владислав рассказал, как на него повлияли три месяца плена.

Я очень сильно повзрослел. Если до восьмого апреля я был самым обычным подростком, то после всей этой ситуации я очень сильно вырос. Очень сильно повлияло то, что постоянно слышал пытки, видел кровь, слышал крики людей. Это была очень сильная работа над собой — самоконтроль, попытки сдерживать себя и не показывать эмоций.

Что происходит в российских «фильтрационных лагерях»

«Я упал и подавился пломбами, которые выпали из моих зубов» «Би-би-си» рассказала об избиениях и пытках в российских «фильтрационных лагерях», через которые прошли многие украинцы, бегущие от войны

Фото на обложке: Yannis Behrakis / Reuters / Scanpix / LETA

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *

You May Also Like

Italian budget airlines staff go on strike

Italian budget airlines staff go on strike

Americans censoring themselves on Covid, race and abortion – survey

Americans censoring themselves on Covid, race and abortion – survey

Crimea blast was act of sabotage – Russian MoD

Crimea blast was act of sabotage – Russian MoD

‘Assassinated’ pro-Russian official reveals his ‘death’ was staged

‘Assassinated’ pro-Russian official reveals his ‘death’ was staged