ДАННОЕ СООБЩЕНИЕ (МАТЕРИАЛ) СОЗДАНО И (ИЛИ) РАСПРОСТРАНЕНО ИНОСТРАННЫМ СРЕДСТВОМ МАССОВОЙ ИНФОРМАЦИИ, ВЫПОЛНЯЮЩИМ ФУНКЦИИ ИНОСТРАННОГО АГЕНТА, И (ИЛИ) РОССИЙСКИМ ЮРИДИЧЕСКИМ ЛИЦОМ, ВЫПОЛНЯЮЩИМ ФУНКЦИИ ИНОСТРАННОГО АГЕНТА.

Спасите «Медузу»!
https://support.meduza.io

Ким Чен Ын и Владимир Путин во время приема на территории Дальневосточного федерального университета на острове Русский. 25 апреля 2019 года

На этой неделе Северная Корея официально признала независимость самопровозглашенных «республик» Донбасса, причем ЛНР, судя по всему, с некоторой задержкой. КНДР стала третьей страной ООН, сделавшей это, после России и Сирии. Киев ответил на это разрывом дипломатических отношений с Пхеньяном. «Медуза» попросила ведущего научного сотрудника сеульского Университета Кунмин Федора Тертицкого объяснить, почему Ким Чен Ын пошел на этот шаг и как вообще его страна относится к нынешней войне.

Решение Пхеньяна имеет длительную предысторию. Главная внешнеполитическая проблема Северной Кореи, с которой страна безуспешно пытается бороться со времени распада СССР, — это зависимость от Китая. На КНР приходится более 90% северокорейской внешней торговли, благодаря китайским инвестициям экономика Северной Кореи держится на плаву, Китай — единственная страна, с которой у КНДР есть пакт о взаимной обороне.

Альтернатив у Северной Кореи всегда было две — Сеул и Москва. На южнокорейском направлении в мае 2022 года многие надежды потерпели крах: Ли Чже Мён — пожалуй, самый левый из всех значимых кандидатов в президенты в истории южнокорейской демократии — с минимальным разрывом, но проиграл президентские выборы.

Но зато Владимир Путин начал войну в Украине. Изоляция, в которой оказался Кремль из-за вторжения, дала Пхеньяну надежду на то, что удастся провернуть излюбленный трюк северокорейской дипломатии — сделать ряд символических жестов (поддержать Путина в ООН и на страницах северокорейской печати, признать ДНР и ЛНР) и попытаться получить взамен реальную экономическую помощь.

Конечно, КНДР пришлось пожертвовать отношениями с Киевом, но в условиях полной переориентации Украины на Запад Пхеньян, в общем, терял немногое. Киев ожидаемо ответил разрывом дипотношений.

Возможный вариант — отзыв признания КНДР в качестве суверенного государства и заявление о том, что весь Корейский полуостров — территория Республики Корея. Такой точки зрения официально придерживается, например, Япония.

Что северным корейцам рассказывают о войне?

Между тем более глубокий анализ северокорейской печати показывает, что поддержка Путина Пхеньяном в войне довольно ограниченна. Если написать в поисковой строке на сайте «Нодон синмун» (главной газеты КНДР) слово «Украина», то можно убедиться, что после 24 февраля оно упоминалось всего два раза. Первый — в сообщении о том, что уважаемого и любимого товарища Ким Чен Ына поздравили с Днем сияющей звезды, а второй — что его же поздравили с Днем солнца.

Оба раза Украина была упомянута в очень длинном списке стран, откуда вождю пришли поздравления. Напрямую про войну в главной газете страны не было ни слова, притом что другие темы, связанные с Россией, в газете освещались. Так, «Нодон синмун» уделила внимание празднованию Дня сияющей звезды российской Партией мира и единства, а также местными организациями КПРФ; а еще — онлайн-заседанию Российского общества по изучению идей чучхе и политики сонгун.

Но за это время в «Нодон синмун» было опубликовано и несколько статей, в которых, хотя и нет прямых упоминаний войны, содержится косвенный намек на происходящее. Во-первых, это пересказ выступления первого замминистра иностранных дел России Александра Грушко, в котором тот ругает НАТО. Во-вторых, довольно подробная статья о праздновании 9 Мая с пересказом речи Путина на параде, включая его рассуждения о «русофобии» на Западе. В-третьих, поздравление Ким Чен Ына, отправленное Путину с 12 июня, в котором сказано следующее:

Под вашим руководством российский народ преодолевает все вызовы и трудности в осуществлении справедливого, великого дела по защите достоинства, безопасности и права на развитие страны и достигает огромных успехов; наш народ выражает в этом свое одобрение и поддержку.

Наконец, в том же ряду авторская колонка, опубликованная в «Нодон синмун» 25 апреля. В северокорейской официальной печати это нечастый жанр, который используется, когда Пхеньян хочет сделать своего рода полуофициальное заявление. Например, колонка «Урод, похожий на обезьяну» (в ней сообщалось, что «кому-кому, а вот уж точно не Обаме раскрывать на нас рот. Не ему, этому недочеловеку, этому отбросу») была опубликована 2 мая 2014 года за подписью «Кан Хёка, рабочего сталелитейного производственного объединения имени „Чхоллима“». Существуют ли в действительности люди, которых представляют авторами этих колонок, неизвестно.

Колонка, подписанная просто Ли Гёнсу, без какой-либо расшифровки, что это за человек, формально посвящена третьей годовщине встречи Путина и Ким Чен Ына во Владивостоке. По-видимому, это наиболее подробное изложение позиции официального Пхеньяна по поводу нынешнего состояния отношений с Россией.

В тексте много раз упоминается «корейско-российская дружба», причем с недвусмысленным намеком на то, кто в этой дружбе главный. В тексте исподволь подчеркивается, что Путин — обычно очень занятой — лично приехал в далекий Владивосток ради удобства Кима. Кроме того, сообщается, что партизанская Корейская народно-революционная армия (КНРА) во главе с дедом нынешнего вождя Ким Ир Сеном в 1930-е годы «защищала Советский Союз с оружием в руках».

В реальности КНРА никогда не существовало, а партизанская борьба Ким Ир Сена на корейском полуострове закончилась тем, что ему с товарищами пришлось бежать в СССР, спасаясь от верной смерти.

Ближе всего к теме войны автор колонки подошел в следующем абзаце:

Российский народ трудолюбив и смел; он высоко ценит достоинство и справедливость. В условиях беспрецедентных санкций и давления враждебных сил он сохраняет самостоятельность и стабильность экономики, принимает активные меры для развития внешних сношений. Огромные усилия прикладываются для усиления государства, в первую очередь в сфере оборонного потенциала. Мы шлем российскому народу нашу всецелую поддержку и солидарность в его справедливой борьбе за защиту суверенитета и безопасности страны, за защиту национальных интересов.

По контурам официальной пропаганды можно восстановить холодный расчет, который, как это часто бывает, по-видимому, движет официальным Пхеньяном. Громкие жесты, вроде поддержки Кремля в ООН и признания «народных республик» Донбасса, дают обоснованную надежду на то, что Москва занесет КНДР в некий «список дружественных стран» — и этот статус можно будет потом попробовать конвертировать в реальную экономическую выгоду.

В то же время собственное общество решено не тревожить рассказами о войне. И это понятно, учитывая, что власти КНДР постоянно подчеркивают свою преемственность с партизанским движением, боровшимся с Японской империей. То, что после нападения большой страны на маленькую они солидаризируются с агрессором, выглядит довольно двусмысленно.

Потерять благосклонность Кремля Пхеньян при этом не рискует. Отчет какого-нибудь второго секретаря посольства России в КНДР о том, как война освещалась в «Нодон синмун», скорее всего, до высокого российского начальства не дойдет — тема уж больно узкая, — а вот сообщения о признании ДНР и ЛНР дойдут несомненно и моментально.

Встреча президента РФ Владимира Путина и лидера КНДР Ким Чен Ына во Владивостоке. 25 апреля 2019 года

Чего хочет добиться Пхеньян?

Точного ответа на вопрос, сможет ли Пхеньян получить что-то в обмен на признание самопровозглашенных «республик» Донбасса, не знает никто. Но автор этих строк склонен полагать, что посол России в Пхеньяне Александр Мацегора вряд ли даст Северной Корее глубоко запустить руку в российский бюджет. Хотя, возможно, он попробует пролоббировать какую-то гуманитарную помощь северокорейскому населению.

Дело в том, что признание ДНР и ЛНР — это уже не первый жест Пхеньяна подобного рода. В 2014 году КНДР стала одной из немногих стран, признавших присоединение Крыма. Об уровне искренности этого решения свидетельствует в первую очередь то, что на некоторых географических картах, изданных в Северной Корее с тех пор, Крым по старой памяти обозначался как территория Украины. Видимо, ответственным за них картографам никто так и не дал официальное указание что-то поменять.

Последующие события показали, что особых бонусов за признание Крыма Пхеньян и не получил: Кремль, как и раньше, в северокорейской политике ориентировался на Пекин. Российская делегация проголосовала в ООН за все санкции, как только они были согласованы Китаем. Единственным исключением стал вопрос о депортации северокорейских рабочих — в 2017 году Москва проявила нехарактерную самостоятельность и настояла, чтобы дедлайн по депортации был установлен не на 2018-й, а на 2019 год.

Помимо заинтересованности российского Дальнего Востока в дешевой и квалифицированной северокорейской рабочей силе, здесь, возможно, сыграл роль и гуманитарный аспект. Среди российских дипломатов, курирующих северокорейское направление, немало тех, кто считает, что лишать простых работяг честного заработка и возможности жить за границей за очередное ракетно-ядерное испытание КНДР было бы нечестно (да и, в общем, бесполезно, так как от ядерного оружия Пхеньян все равно не откажется).

Однако блокировать депортацию Кремль тоже не стал — ровно потому, что на такие санкции уже согласилась КНР, а с Пекином ссориться в Москве желания нет. Поэтому к концу 2019 года рабочие были вынуждены вернуться на родину (почти все), а в России закрылись северокорейские рестораны.

Возможно, сейчас северокорейские дипломаты как раз размышляют над отправкой северокорейских рабочих в Донбасс. В таком случае Россия могла бы выдавать им транзитные визы, а зарабатывать они при этом будут на территории «иностранных государств», которые не входят в состав ООН и не обязаны соблюдать санкции, объявленные этой организацией. Сама Москва при этом формально не будет нарушать резолюцию.

Разумеется, такой сценарий возможен только при соблюдении двух условий. Первое — Украина не сможет вернуть себе контроль над этой территорией, но бои в Донбассе все равно остановятся (в противном случае Пхеньян подвергнет жизнь своих граждан прямой опасности). И второе — Россия не станет присоединять эти «республики», о чем в Кремле, судя по всему, активно размышляют.

Подробнее об этом плане

Как утверждают источники «Медузы», Кремль хочет объединить оккупированные территории Украины в новый федеральный округ в составе РФ Управлять им будут «варяги» из команды Кириенко

Конечно, наилучшим для КНДР вариантом был бы раскол между Китаем и Россией, как в 1960–1970-е годы. Благодаря этим событиям дед нынешнего вождя Ким Ир Сен выбивал из каждой стороны уступку за уступкой, намекая, что в случае отказа Пхеньян может начать поддерживать оппонента — «пекинских гегемонистов» или «брежневскую банду». Но пока ничего не указывает на то, что это реалистичный сценарий, поэтому Пхеньяну приходится лавировать в заданных обстоятельствах.

Почему сначала КНДР признала только ДНР?

Многие обратили внимание на то, что между официальным признанием ДНР и ЛНР прошло некоторое время. Это породило волну шуток (смешная, очень смешнаятоже неплохая, и вот еще одна) и в целом оставило наблюдателей в недоумении: получается, с точки зрения Пхеньяна, глава ДНР Денис Пушилин легитимен, а глава ЛНР Леонид Пасечник — нет?

Между тем задержка заставляет подозревать, что недоразумение могло быть не случайным.

Дело в том, что ДНР и ЛНР отличаются не только цветом верхней полосы флага. У ДНР, в отличие от ЛНР, есть выход к морю, а после захвата Мариуполя еще и порт. Выход к морю же открывает возможности торговли. Не исключено, КНДР рассчитывает использовать ДНР для обхода санкций ООН — ведь ДНР не входит в эту организацию, а московские кураторы Донецка всегда смогут развести руками и сказать: «Это не мы, это внутреннее дело Донецкой народной республики, все вопросы к Пушилину».

На такой вариант, помимо задержки с признанием ЛНР, указывает фраза «двустороннее партнерство увеличит географию торговли для предприятий наших государств» в телеграм-канале Пушилина, а также и то, что ранее северокорейские дипломаты искали сотрудничества с Абхазией. При этом известно, что к Приднестровью и Южной Осетии, у которых выхода к морю нет, Пхеньян не обращался.

Верна ли эта гипотеза, будет видно в том числе по активности северокорейской дипломатии в Донбассе. Если в какой-то момент усилия КНДР будут сосредоточены на ДНР в ущерб ЛНР, то с еще большей уверенностью можно будет говорить о том, что главная цель Пхеньяна в этой дипломатической игре — обход санкций.

О правлении Ким Чен Ына

Ким Чен Ын правит КНДР уже десять лет. Он превратил страну во «второй Китай»? Или сделал режим жестче? А что там с ковидом? Отвечает востоковед Андрей Ланьков (задержите дыхание, это путешествие не будет коротким)

Федор Тертицкий

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *

You May Also Like

Think-tank advises US how to avoid war with Russia

Think-tank advises US how to avoid war with Russia

«Люди никогда не проснутся. Но мне хочется верить, что мое поколение может что-то поменять». Два года назад журналистка Ирина Славина подожгла себя около здания МВД. Мы поговорили с ее дочерью Маргаритой Мурахтаевой

«Люди никогда не проснутся. Но мне хочется верить, что мое поколение может что-то поменять». Два года назад журналистка Ирина Славина подожгла себя около здания МВД. Мы поговорили с ее дочерью Маргаритой Мурахтаевой

US asked Russia to reconsider mercenaries’ status – Moscow

US asked Russia to reconsider mercenaries’ status – Moscow

Blast rocks prosecutor’s office in LPR

Blast rocks prosecutor’s office in LPR