ДАННОЕ СООБЩЕНИЕ (МАТЕРИАЛ) СОЗДАНО И (ИЛИ) РАСПРОСТРАНЕНО ИНОСТРАННЫМ СРЕДСТВОМ МАССОВОЙ ИНФОРМАЦИИ, ВЫПОЛНЯЮЩИМ ФУНКЦИИ ИНОСТРАННОГО АГЕНТА, И (ИЛИ) РОССИЙСКИМ ЮРИДИЧЕСКИМ ЛИЦОМ, ВЫПОЛНЯЮЩИМ ФУНКЦИИ ИНОСТРАННОГО АГЕНТА.

Спасите «Медузу»!
https://support.meduza.io

Активист из Смоленска Виталий Цицуров каждый день с 24 февраля выходит на одиночные пикеты с плакатом «Нет **йне!». Полиция задерживала его семь раз, но уголовного дела так и не завела. Одни прохожие поддерживают Цицурова, другие записывают на диктофон его оскорбления в адрес Владимира Путина, третьи нападают на него, рвут плакаты и избивают. Во время одного такого нападения Виталию сломали нос и скулу, но на следующий день он снова вышел с пикетом. «Медуза» поговорила с активистом и рассказывает его историю.

«Я давно был недоволен тем, по какому пути пошла наша страна»

Виталию Цицурову 32 года. До 2021 года работал инженером-конструктором в московском офисе зарубежной авиастроительной компании. По словам Виталия, затем он «выгорел» и ушел из компании и вернулся в Смоленск. «Я не женат, детей у меня нет. От этих обязанностей я сознательно отказался», — рассказывает Виталий «Медузе».

Уволившись, он захотел открыть свой бизнес, но так и не решил, в какой сфере. С 2018 года Цицуров инвестировал в акции российских и иностранных компаний, но после обвала рынка акций 24 февраля, когда ценные бумаги, в которые он вкладывался резко подешевели, вынужден жить на накопления.

Узнав о начале российского вторжения в Украину, Виталий захотел подписать антивоенную петицию, но не нашел (петиция Льва Пономарева появилась в тот же день, но позже) и решил создать свою (на момент публикации этого текста ее подписали 1053 человека). В ней он призвал Владимира Путина «прекратить уничтожение ценностей и культуры российского и украинского народа, сохранением которых прикрывается эта война».

«Мнение народа обнулено, и я не испытываю иллюзий по поводу восприятия петиций властью и чувствую себя мошкой, но и молчать не могу, так как уверен — именно наша робкая тишина лишает нас будущего», — сказано в тексте петиции.

После этого Виталий вышел на улицу в надежде присоединиться к протестам против войны, но в городе ничего не происходило. Тогда он встал с одиночным пикетом у здания администрации. О том, что на площади Победы в Смоленске, неподалеку от которой находится администрация города, все же собрались около 60 человек, Виталий узнал, когда его задержала полиция: вместе с ним в отделение отвезли двенадцать участников мирной акции.

Цицурову пришлось писать объяснительную: «Стоял на пересечении улицы Октябрьской революции и сквера Памяти героев, выражая свою позицию в одиночном пикете с плакатом „НЕТ **ЙНЕ“. Правонарушений не совершал».

После написания объяснительной 24 февраля его отпустили. Покинув участок, Виталий решил, что будет выходить на пикеты с плакатом «Нет **йне» каждый день.

Активист и раньше протестовал против политики российских властей. Когда Цицуров жил в Москве, он участвовал в митингах против коррупции, повышения пенсионного возраста в 2018 году, поправок в Конституцию, обнуливших президентские сроки Владимира Путина, в 2020-м и ареста Алексея Навального в 2021-м. «Я давно был недоволен тем, по какому пути пошла наша страна под предводительством Путина. Демократические институты и перспективы стараются душить на корню», — считает Виталий. 

Но в одиночном пикете он раньше никогда не стоял. 24 февраля, по его словам, он понял, что «ничего [другого] не остается». И хотя, как активист признается «Медузе», он не очень любит общаться с людьми, он пересилил себя, так как увидел в пикетах возможность мотивировать окружающих. 

«Многие воспринимают пикет просто как выход на улицу с табличкой. Так и я это воспринимал. Но потом понял, что это еще и возможность поговорить [с людьми о проблемах], вдохновить кого-то тоже публично выражать свое мнение», — говорит он «Медузе». Поэтому он заговаривает с людьми, спрашивает об их позиции по поводу войны и пытается переубедить сомневающихся.

По подсчетам Виталия, он вдохновил на пикеты не меньше пятнадцати человек — они сами подходили к нему на улице и благодарили за это. Но активист уверен, что таких людей больше. По его словам, прохожие рассказывали ему и о других пикетчиках («ваших коллегах», как они ему говорили) на соседних улицах, о которых Виталий не знал.

«Раньше я слышал от людей: „Ты один такой и ничего не изменишь“. Теперь эти же люди подходят и говорят: „Много здесь вас, таких ублюдков“», — рассказывает он изданию «7×7».

Фотографии первых протестов против войны

По всей России люди вышли на улицы в знак протеста против войны. Их задерживали — массово и жестко Фотографии акций 6 марта

«Прохожих, которые поддерживают власть, — меньшинство»

Свои пикеты Виталий проводит недалеко от здания администрации Смоленска, напротив полицейского участка. Иногда он выходит на расположенную неподалеку площадь Ленина, но там, как он говорит, не так много людей. По словам Виталия, первые три недели прохожие пытались его не замечать, прикрывались зонтами и шарфами. Потом они к нему «привыкли», считает активист.

Виталий верит, что общество «не настроено топить за войну». По его оценке, 80% прохожих его поддерживают — показывают большой палец вверх, благодарят.

Цицуров рассказывает «Медузе», как однажды к нему подошла пожилая женщина и сказала, что проголосовала бы за него, если бы он участвовал в каких-нибудь выборах. При этом высказывают свое мнение всего 2-5% прохожих. «Чаще всего ко мне подходят люди с антивоенной позицией. Прохожих, которые поддерживают власть, — меньшинство. Есть огромная масса людей, которым похер. Либо они конформисты», — считает Виталий.

Активист завел дневник и стал записывать, сколько человек реагировали на его пикеты и как, и положительных реакций оказалось значительно больше, чем негативных. «Вчера [4 июля], например, я услышал антивоенные высказывания от двадцати людей — и только одно за войну», — делится он с «Медузой».

Некоторые люди на улицах переживают за Виталия. «Я тебе хочу дать один совет — срочно покупай электрошокер. […] По моей информации на тебя [дело] пилят», — говорит активисту прохожий в сюжете видеопроекта «Ромб».

В этом же сюжете есть эпизод, в котором прохожая записывает на диктофон, как Виталий говорит: «Я считаю, что президент России Путин является *авторы сюжета заглушили слово*, лжецом и подлецом».

«Какая бы у вас ни была позиция, найдутся отбросы, которые создадут конфликт» 

Виталий спорит с прохожими о том, кто начал войну, и дает им распечатки со статистикой жертв среди мирного населения с начала конфликта в Донбассе в 2014 году и после 24 февраля.

«ООН уважаешь, ну вот скажи? Ты же сам сказал что уважаешь. […] Вот на него [график] посмотри и спроси себя: почему же 25 человек погибло в 2021 году, почему же 26 в 2020 году? (данные взяты из доклада ООН, — прим. „Медузы“) Почему количество жертв уменьшалось все эти восемь лет? Может конфликт затухал? Может пытались найти решение? А нам говорят, что нет», — пытается убедить прохожего Виталий в сюжете «Настоящего Времени».

Активист рассказывает, что хорошо помнит тех, кто вел себя по отношению к нему агрессивно. «Дичь, которая происходила, заслоняла собой случаи, когда люди высказывали поддержку», — вспоминает Виталий. В сюжете «Настоящего времени» есть эпизод с участием неизвестного молодого человека, который накричал на активиста и даже порвал его плакат. Но у Виталия на такие случаи есть с собой запасной.

В другой раз двое молодых людей побили Виталия. Один мужчина держал активиста за жилетку, другой бил кулаком сзади по голове и спине. Затем подошел прохожий и заступился за Виталия. Другие прохожие вызвали скорую и полицию.

По словам Виталия, он ехал в скорой вместе с молодым человеком, который за него заступился (того тоже побили). Активисту диагностировали перелом носа и скулы. Насколько известно Виталию, заступившийся за него прохожий не получил никаких серьезных травм. На следующий день пикетчик снова вышел на улицу с плакатом и продолжил спорить с людьми.

Виталий подчеркивает, что это был единственный случай «с кровью». Он написал заявление в полицию, и через две недели, когда пришел в отдел, узнал, что подозреваемых нашли. Возбудили дело или нет — активист пока не знает.

Как говорит Виталий «Медузе», всего на данный момент на него напали девять раз. «Каждый день [на мои пикеты] реагируют десятки людей. За все время девять случаев — это ничтожно мало. Какая бы у вас ни была позиция, найдутся отбросы, которые создадут конфликт», — считает активист и добавляет, что старается не заострять на этом внимание.

Сейчас Виталий старается не спорить с людьми, настроенными агрессивно. «Я человек очень эмоциональный, и нередко вступаю в перепалку, но все же стараюсь такого избегать. Для меня в приоритете — побуждать уже несогласных к публичному действию, разрушая видимость навязанного, фиктивного единения вокруг лидера. Если помнить об этом, то вероятность быть втянутым в конфликт стремится к нулю», — считает пикетчик.

Семь задержаний, ноль уголовных дел

Виталий отмечает, что ни разу не сталкивался с физической агрессией со стороны полиции — только однажды полицейский в штатском ему нагрубил. «Отрицательный отбор в России мотивирует самых рьяных силовиков уезжать в крупные города. А в регионах остаются обычные люди, я с ними общаюсь», — рассказывает активист в интервью «7×7».

С тех пор как Виталий стал выходить на пикеты, каждый день у него на глазах кто-нибудь подходил к стоящим неподалеку полицейским и требовал задержать его, называл «предателем». Некоторые люди даже говорили полиции о том, что активиста надо расстрелять.

Виталий рассказывает, что первый месяц полицейские стояли в 20 метрах от него и подходили к нему, когда он заговаривал с людьми. Они заставляли активиста писать объяснительную более 20 раз, последний раз — три недели назад. Виталий делал это прямо на месте и писал, что не совершает никаких правонарушений. За четыре месяца его задержали семь раз, последний раз — 17 марта. Тогда он провел в отделении 48 часов. Но ни одного штрафа активист не получил.

После задержания 6 марта его плакат отправили на лингвистическую экспертизу, а неделю спустя он получил письмо с постановлением об отказе в возбуждении уголовного дела по статье 280.3 УК РФ («Публичные действия, направленные на дискредитацию использования Вооруженных Сил Российской Федерации»). В другом постановлении, которое получил Виталий — от 4 апреля, — сказано о прекращении дела по части 1 статьи 20.3.3 («Публичные действия, направленные на дискредитацию использования Вооруженных Сил Российской Федерации») — «ввиду отсутствия состава правонарушения». Фото обоих документов есть в распоряжении «Медузы».

Вместо этого суд назначил Цицурову сорок часов обязательных работ по статье 20.2.2 «Организация массового одновременного пребывания и (или) передвижения граждан в общественных местах, повлекших нарушение общественного порядка». Виталий думает, что все дело в мужчине по имени Стас, который подъехал к нему на инвалидной коляске и включил музыку в колонке рядом с ним.

«Полицейские восприняли происходящее как массовое мероприятие, — вспоминает активист в разговоре с „Медузой“. — Они сказали, чтобы Стас уехал, и тогда я могу продолжить стоять. Я попрощался со Стасом, но один из полицейских сказал мне: „Нет, все таки проедем“».

История другого жителя Смоленска, открыто осудившего войну

«Мы всегда были пацифистами» Владимиру Завьялову из Смоленска грозит 10 лет колонии за «антивоенные ценники» в магазине. «Медуза» и «7×7» поговорили об этом деле с его братом Олегом

«Если ничего не делать, россиян ждет реальный террор»

«Ваша победа — это наша победа. Победа свободной, честной, достойной России», — так Виталий отвечает на вопрос журналиста «Настоящего Времени» о том, что бы он хотел сказать украинцам.

«Я не могу принять то, о чем мне говорят [российские власти]. Что мол, там [в Украине] нацисты и прочее. … И никто меня не заставит поверить в то, что мы должны там кого-то защищать от самих себя, что они там друг друга убивают. … У меня там много знакомых, с которыми я работал, по иронии судьбы, все эти восемь лет. Я не знаю просто, что делать, кроме как сопротивляться. Вот и все», — добавляет активист. 

Цицуров уверен, что если ничего не делать, россиян ждет «реальный террор». Активист заявил в интервью «7×7», что перестанет выходить на пикеты, только если его посадят под домашний арест или в СИЗО. К новым штрафам и задержаниям он готов.

«Да, [просто стоя на улице] с плакатом войну не остановить. Нужны цели более конкретные и локальные. Для меня цель — воздействовать на исполнителей преступных приказов. Показывать, что несогласие есть, а фиктивного единения, о котором они говорят, нет и в помине, чтобы эти исполнители задумались о своем же будущем», — говорит Виталий «Медузе». Он верит, что глядя на протесты, «исполнители» рано или поздно задумаются.

По словам Виталия, его отношение к обществу за четыре месяца изменилось. С одной стороны, он расстроен молчанием большинства. «На [антивоенные] протесты вышло меньше людей, чем за Навального. Это было для меня шоком, повальная трусость огорчает. Но с другой стороны, я вижу много умных, понимающих людей, которые могут делать правильные выводы. До 24 февраля, в этом плане, я был настроен к обществу критичнее», — говорит он «Медузе».

Активист понимает, что против него в любой момент могут возбудить уголовное дело о «дискредитации вооруженных сил». Но он не боится ни преследования со стороны властей, ни нападений и будет продолжать свой протест, «покуда есть силы». По словам Виталия, его могут остановить только «апатия и отчаяние», если одиночные пикеты не перерастут в массовый протест. Но пока он не готов сдаваться и вообще смотрит в будущее с оптимизмом. Активист говорит: «Я надеюсь когда-нибудь вернуться к той жизни, которая у меня была — не тревожить никого, жить достойно и заниматься тем, что нравится».

Истории читателей «Медузы», которые не могут выйти на протесты

Антивоенные протесты в России запрещены. Как продолжать жить в стране — и не предавать себя? Расскажите «Медузе», какой выход нашли вы

Валерия Холмова

Leave a Reply

Your email address will not be published.

You May Also Like

Российские импортеры предупредили, что цены на вина из Чили и Аргентины вырастут на 30%

Российские импортеры предупредили, что цены на вина из Чили и Аргентины вырастут на 30%

Russian ‘generational talent’ signs new NHL deal

Russian ‘generational talent’ signs new NHL deal

«Я хотела, чтобы она всегда была со мной». Две женщины из Мариуполя полгода пытаются найти свою внучку в Украине, России и на оккупированных территориях. Вот их история

«Я хотела, чтобы она всегда была со мной». Две женщины из Мариуполя полгода пытаются найти свою внучку в Украине, России и на оккупированных территориях. Вот их история

Russian ‘oligarchs’ seek damages over EU sanctions – WSJ

Russian ‘oligarchs’ seek damages over EU sanctions – WSJ